ЖИЗНЬ В БЛАГОЧЕСТИВОЙ РАДОСТИ

English
 
Дата публикации: 25.06.2021
Автор: По материалам научных исследований профессора М.В. Шкаровского
Год выпуска: 2020
Из газеты: Газета Вестник Александро-Невской Лавры № № 5-6 (179-180) 2020.
Тема статьи: Жизненный путь
1 - 2 из 2
Начало | Пред. |  1  |  След. | Конец  | По стр. 
Во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг. после разрушения традиционного епархиального устройства церковной жизни, закрытия многих популярных у верующих храмов и монастырей (например, в 1923 г. Иоанновского монастыря) и запрещения доступа к их святыням, особую известность в «Северной столице» приобрели чтимые захоронения на кладбищах Александро-Невской Лавры. Наиболее известной среди них стала часовня над могилой блаженного Матвея Татомира на Никольском кладбище обители. И по сей день эта могила самая посещаемая.


Блаженный родился 16 ноября 1848 года в се- мье приходского священника Подольской губер- нии, в 1867 году окончил Каменец-Подольскую Духовную семинарию и в 1871-1876 гг. с переры- вами учился в Санкт-Петербургском универси- тете, но не окончил его. В дальнейшем некоторое время жил в Каменец-Подольске, а затем стал со- вершать паломничества по святым местам, про- жив около трех лет в Иерусалиме. По свидетель- ству лаврского иеромонаха Матфея (Челюскина) «знаменит он был тем, что ездил-паломничал на поклонение святым местам, по российским и па- лестинским». Ширившаяся известность подвижника заста- вила Матвея уйти в затвор в собственной кварти- ре, где он постоянно принимал богомольцев-посе- тителей. Однажды император Николай II посетил блаженного Матвея в затворе, где тот постоянно молился. Из воспоминаний настоятеля церкви во имя Пресвятой Троицы храма «Кулич и Пасха» протоиерея Виктора Голубева: «Моя духовная мать старица Ольга Васильевна (Богданова-Ба- ри) так мне рассказывала о блаженном Матвее Татомире: “Царь Николай посетил его, когда он подвизался в склепе на Лаврском кладбище. “Как холодно-то здесь у тебя!” – воскликнул изумлен- ный Государь. “Я, Ваше Императорское Величе- ство, поклончиками согреваюсь”, - ответил под- вижник. И Царь дал ему квартиру на Ивановской улице в доме № 22”». Однажды совершенно случайно к Матвею за- шла одна женщина, Любовь Матвеевна Лимон- штайн, лютеранка по вероисповеданию, и была потрясена силой веры Татомира и окружающей его благодатью. Беседы Татомира с этой женщи- ной не прошли бесследно, вскоре она принима- ет православную веру, а её крестным отцом стал блаженный Матвей. Старица Любовь около 13 лет была келейни- цей затворника Матвея, помогая ему по хозяй- ству. В своих воспоминаниях она пишет о нём: «Крестный отец мой, благодаря которому я пе- решла из лютеранства в православие, вскоре по окончании университета отправился в Иеру- салим, где пробыл более трёх лет. Человек он был очень богомольный: с ним ходили мы по разным церквам, особенно, когда происходили какие-либо торжественные службы. Небольшая квартирка на Ивановской была часто перепол- нена людьми разного звания. Но чаще всего к нему приходили те, кого посетила какая-нибудь нужда, горе, несчастье. Все уходили от него уте- шённые, с облегчённой душой. Немало он оказы- вал денежной помощи беднякам – платил за них долги. Последние семь лет с ним совершилась перемена: он уже никого не принимал у себя и стал жить в полном «затворе», в комнате – его молельне. Пищу я ему готовила самую суровую: печёный картофель, капусту, грибы, вареного он ничего не ел. Чай пил с небольшим кусочком булки. По временам слышно было, что он уси- ленно молился в своей комнате и клал земные поклоны. Однако всё это он старался сделать тайно, отсылая меня к службе». О своей кончи- не блаженный Матвей знал заранее, и в начале 1904 года сказал Любови Матвеевне: «Я скоро уйду отсюда».
Семь лет прожил Татомир в затворе в своей частной квартире (№18) на Ивановской улице, дом 22. 17 (30) сентября 1904 года, около семи ча- сов утра, когда был готов чай, блаженный Матвей сказал Любови: «Ты пей сама, а я не хочу. Спать не ложись, а произнеси молитву, хотя бы самую коротенькую: “Господи помилуй!”». Выпив свя- той воды, он попросил ещё раз: «Ты не смущай- ся и твори молитву». В 10 часов утра блаженный Матвей тихо предал свою душу Богу. 17 сентября 1904 г. блаженный скончался, его погребение на престижном Никольском кладби- ще и возведение склепа-часовни были совершены на пожертвования ревностных почитателей. После смерти его продолжали почитать как прославленного молитвенника, затворника и рев- нителя Святой Троицы. Могила блаженного по- степенно стала объектом народного поклонения. Согласно некоторым свидетельствам, на этой мо- гиле любил молиться священномученик митро- полит Петроградский и Гдовский Вениамин (Ка- занский). Уже к 1917 г. на надгробие блаженного клали записки с разнообразными просьбами: об исцелении от различных недугов, удачной сдаче экзаменов, получении места службы. Но особое распространение почитание Матвея Татомира получило с середины 1920-х гг., когда при его над- гробной часовне была образована община. Ее соз- дателем стала крестная дочь блаженного старица Любовь Матвеевна Лимонштайн. В дальнейшем Любовь Матвеевна поселилась вблизи Тихвин- ских ворот Лавры в небольшой квартире по адре- су: Чернорецкий пер., д. 4, кв. 15 и ежедневно по- сещала могилу блаженного, ухаживая за ней. В 1922 г. у старицы появился деятельный по- мощник – потомственный дворянин, бывший гвардейский офицер Михаил Николаевич Че- люскин.Под диктовку старицы Челюскин напи- сал две брошюры о жизни и чудесах блаженно- го, переписывал письма к ней Матвея Татомира из Иерусалима и раздавал их верующим. В 1926 г. М.Н. Челюскин был принят в число братии Александро-Невской Лавры, через год намест- ник обители епископ Григорий (Лебедев) пост- риг его в монахи с именем Матфей и рукополо- жил во иеродиакона, а 20 декабря 1930 г. новый наместник Лавры епископ Амвросий (Либин) рукоположил во иеромонаха. Отец Матфей был приписан к Свято-Духовской церкви обители, но ежедневно в 9 часов утра проводил службу в ча- совне Матвея Татомира. Почитание блаженного быстро росло и обеспокоенные городские власти еще в середине 1920-х гг. попытались этому про- тиводействовать репрессивными мерами. В это время верующие старались сохранить и комнату на Ивановской улице, где когда-то жил Матвей Татомир «как святое место», но возглавлявшую это начинание Софью Андреевну Матюшенко арестовали, а комнату опечатали. В 1925 г. был закрыт и свободный доступ к захоронению бла- женного. Сообщая об этом в небольшой заметке, «Красная газета» объясняла причину закрытия «гигиеническими соображениями» и «лихоим- ством» священнослужителей, якобы собиравших плату за вход в часовню. Однако этот запрет уже вскоре практически перестал выполняться. Веру- ющие ставили в склепе свечи, уносили песочек и деревянное масло с могилы, считая его целеб- ным. Существовало поверье, что если посыпать песком порог квартиры, то обысков и арестов не будет. Кроме того, в квартире Л.М. Лимонштайн перед иконой св. Софии, у которой когда-то мо- лился блаженный Матвей, постоянно служились молебны. Почитая икону чудотворной, ее часто носили по домам верующих. Интересные воспоминания о лаврских почи- тателях Матвея Татомира оставил церковный писатель А. Краснов-Левитин: « На Никольском кладбище часовня, на часовне крест с голубком. Могила блаженного Матфея… Наверху икона Божией Матери и аналой с крестом и Евангели- ем, панихидный столик. Иеромонахи здесь слу- жили панихиды. Затем спуск вниз, подземелье. Большой деревянный гроб; туда в щелочку опу- скали записочки с прошениями. А около часов- ни – община. Во главе – Любовь Матфеевна. (Ее заброшенная могилка и сейчас против часовни, без креста и надписи.) Старушка вся в светлом, седая, в белом платье, в белой косынке, со свет- лыми четками в руках… Жила на задах лавры, у Тихвинских ворот. В небольшой ее комнатке, как в часовне, много икон, пахнет ладаном. А на кухне жил мой приятель отец Матфей… Во вре- мя войны – боевой офицер, драгун. Был конту- жен и ранен. После революции пристрастился к лавре, стал близким человеком к Любови Матфе- евне, все свое время проводил в часовне, на мо- гиле блаженного Матфея. Особенно усилилась




его привязанность к Любови Матфеевне после смерти матери – глубоко религиозной женщи- ны, единственного близкого человека. Жил он на кухне, спал на жесткой скамейке, подложив под голову (по «Добротолюбию») полено. Бывшему офицеру, крепкому, здоровому мужчине, нелегко ему, видимо, давался аскетизм. В 1926 г. постриг его преосвященный Григорий в монахи с именем «Матфей» и рукоположил в иеродиакона. Вечно водил он под руку Любовь Матфеевну, старень- кую, дряхлую, едва-едва ходившую… К Любови Матфеевне меня привела, когда мне было 11 лет, одна женщина из лаврских. Любовь Матфеевна меня полюбила. Подружился со мной и отец Матфей, давший мне краткую характе- ристику с чисто военной прямотой: «Да, ничего. Хороший жиденок». Особенно укрепилась наша дружба с отцом Матфеем после смерти Любови Матфеевны. Целыми часами просиживал я у отца Матфея на кухне. Время в спорах шло быстро. Он был ярый монархист, я же уже тогда поражал его своей левизной. Называл он меня обычно «Толь- ка-футурист»…» Старица-слепица Любовь скончалась в 90-лет- нем возрасте в 1929 г. и действительно была за- хоронена вблизи погребения блаженного. Отец Матфей остался жить в Чернорецком переулке и возглавил общину при часовне Матвея Татомира. По свидетельству архимандрита Иоасафа (Жур- манова), «Челюскин после смерти Л.М. Лимон- штайн, несмотря на закрытие склепа, ухитрялся в часовне бывать и пропускать в склеп особенно ревностных почитателей Матвея». Епископ Ни- колай (Ярушевич) также 16 октября 1931 г. под- твердил на допросе в качестве свидетеля, что о. Матфей служил панихиды и на могиле блажен- ного, и в квартире Любови Михайловны, а дея- тельность иеромонаха якобы «носила несомнен- но политический характер»: «Это была своего рода антисоветская демонстрация, проводимая под прикрытием культа почитателей блаженного Матвея». По словам владыки, в «культе почита- телей» Матвея Татомира «занимал место» и так называемый кружок Зарнекау, по делу которо- го осенью 1930 г. были арестованы и осуждены известные ленинградские протоиереи Михаил Чельцов и Василий Прозоров. Первый раз о. Матфей (Челюскин) был аресто- ван ОГПУ 9 марта 1931 г. по делу «контрреволю- ционной группировки бывших офицеров гвар- дейской артиллерии» в числе двенадцати других обвиняемых в антисоветской агитации. Однако обыск в комнате иеромонаха ничего компроме- тирующего не дал, а сам он на допросе 12 марта заявил: «С мирскими людьми я все порвал». Уже 16 марта было принято постановление о том, что инкриминируемое М. Челюскину обвинение в процессе следствия не подтвердилось, а 6 апре- ля решением Полномочного Представительства ОГПУ в Ленинградском военном округе дело в отношении о. Матфея и еще троих обвиняемых было прекращено за отсутствием состава пре- ступления, а сами они вскоре освобождены. Од- нако иеромонах оставался на свободе меньше пяти месяцев. 20 августа 1931 г. в газете «Без- божник» появилась подписанная инициалами «Н.В.» погромная статья «Культ «молчальника» Патермуфия в Ленинграде». В ней выливался «ушат грязи» в целом на Лавру. Главный же удар в статье наносился по почитателям захоронений блаженного Матвея, иеросхимонаха Алексия, и особенно – молчальника Патермуфия (два по- следних находились на Тихвинском кладбище Лавры), «нити», от которых якобы тянулись к «монархисту» митрополиту Ленинградскому Се- рафиму (Чичагову). Автор статьи утверждал, что у почитаемых могил осуществляется спекуляция предметами религиозного культа, ведется анти- советская агитация против колхозов, займов, и призывал «прекратить это мошенничество». По- сле таких обвинений репрессии стали предопре- делены. Иеромонах Матфей (Челюскин) и еще два ми- рянина (С.А. Салыкин и М.И. Чиркова) были арестованы 1 сентября 1931 г. – всего лишь через 10 дней после появления статьи-доноса в газете «Безбожник». Отец Матфей подробно расска- зал на допросе о почитании блаженного Матвея Татомира, но своей вины в антисоветской дея- тельности не признал. В качестве вещественных доказательств в деле сохранились уникальные рукописные брошюры «Чудеса Матвея блажен- ного» и «Жизнь Матвея блаженного», фотогра- фия Татомира, тексты его писем из Иерусалима крестной дочери (до сих пор не использованные исследователями), а также групповой снимок 1922-1923 гг. на могиле блаженного, где изобра- жены Л.М. Лимонштайн, М. Челюскин, супруги Бобровы, А.В. Адамович и другие почитатели Матвея Татомира. В качестве свидетелей органы следствия привлекли бывших наместников Алек- сандро-Невской Лавры епископа Николая (Яру- шевича) и архимандрита Иоасафа (Журманова), давшего особенно «убийственные» показания об общине верующих на Тихвинском кладбище. 23 сентября 1931 г. был допрошен и автор ано- нимной статьи в газете «Безбожник» – аспирант Института этнографии Академии Наук, член ВКП(б) с десятилетним стажем Н.Н. Волков. Он назвал кружок почитателей молчальника Патер- муфия «религиозной организацией, занимаю- щейся антисоветской обработкой верующих», в которой велась агитация против колхозов, зай- мов и ликвидации кулачества. После ареста обвиняемых были уничтожены «келия» монаха Патермуфия и надгробия стар- цев на Тихвинском кладбище. Часовня же бла- женного Матвея сохранилась. Из свидетельских показаний архимандрита Иоасафа (Журманова) от 27 сентября 1931 г. видно, что кладбищенская администрация после ареста иеромонаха Матфея лишь заделала входное отверстие в склеп, но на это место кем-то был поставлен мраморный па- нихидный столик. В часовне по-прежнему горели лампады, почитатели ставили свечи и приклады- вались к портрету блаженного, как к святыне. При этом лаврские монахи Герасим (Бекетов), Зосима (Шулдяков) и другие некоторое время дежурили у ворот Никольского кладбища, предупреждая посетителей: «Не ходите на могилу блаженного Матвея – там всех арестовывают». 16 ноября 1931 г. следствие закончилось. Обви- нительное заключение гласило, что обвиняемые: «1. Эксплуатировали верующие массы с целью личной наживы; 2. Могилы «молчальника» Патермуфия и бла- женного Матвея превратили в подпольные сбо- рища разных бывших людей и верующих; 3. Придали этим могилам чудодейственные способности, и вместе с бывшими людьми, из- мышляя «чудеса» и «знамения», среди верующих вели систематическую контрреволюционную агитацию; 4. Отождествляли Соввласть с властью анти- христа и запугивали верующих «страшным су- дом»; 5. Усугубляли религиозные предрассудки ве- рующих масс и настраивали их против всех теку- щих мероприятий Соввласти». В обвинительном заключении отмечалось, что «контрреволюционная агитация» велась на клад- бищах Александро-Невской Лавры, Смоленском и ряде других, но особенно на могилах Матвея Татомира и Патермуфия (т.е. они были наиболее почитаемы и посещаемы верующими северной столицы). 3 декабря 1931 г. Полномочное Представи- тельство ОГПУ в Ленинградском военном окру- ге приговорило всех трех подсудимых к 5 годам лагерей, но 14 декабря более высокая инстанция – Коллегия ОГПУ пересмотрела этот приговор и постановила осудить иеромонаха Матфея (Че- люскина) на 3 года заключения, а С.А. Салыкина и М.И. Чиркову на 3 года высылки в Северный край. Уже 21 декабря 1931 г. их отправили по эта- пу в Архангельск. Отец Матфей отбывал свой срок в Беломоро-Балтийском лагере на строи- тельстве канала. После освобождения иеромонах поселился в Тверской (Калининской) области и там был вновь арестован по групповому церков- ному делу. 17 сентября 1937 г. расстрелян в г. Калинине вместе с бывшим наместником Лавры епископом Григорием (Лебедевым). Часовня-склеп Матвея Татомира сохранилась до настоящего времени, хотя сами мощи блажен- ного в начале 1980-х гг. митрополит Ленинград- ский Антоний (Мельников) сначала поместил в своих покоях, затем они были в 1985 г. перенесе- ны в возрожденную Никольскую кладбищенскую церковь и помещены под престолом. В настоя- щее время мощи Матвея Татомира пребывают в ларце, рядом с алтарем Никольской церкви, но много людей приходит помолиться и к часовне, по-прежнему оставляя записки с просьбами о по- мощи. В Александро-Невской Лавре ведется за- пись чудес, происходящих по молитвам блажен- ного Матвея. По материалам научных исследований профессора М.В. Шкаровского
1 - 2 из 2
Начало | Пред. |  1  |  След. | Конец  | По стр. 

Количество показов :  694
Дата публикации: 25.06.2021
Автор: По материалам научных исследований профессора М.В. Шкаровского
Год выпуска: 2020
Из газеты: Газета Вестник Александро-Невской Лавры № № 5-6 (179-180) 2020.
Тема статьи: Жизненный путь
Возврат к списку