Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Подписка на рассылку
Реклама

Садово-парковое и ландшафтное искусство в русской православной традиции Духовная жизнь в гармонии с природой

English
Дата публикации: 09.03.2019
Автор: Людмила Фурсова, профессор кафедры садово-паркового строительства Московского государственного университета леса
Год выпуска: 2018
9 Март 2019


В истории садово-паркового искусства определенное место отводится
особым садам, развитие которых непосредственно связано с христианством.
Монастырские сады возникали на территориях храмов благодаря
кропотливому труду и заботам их обитателей. В годы тотального
истребления культовых сооружений наряду с храмовыми постройками
пострадали и сады, возраст которых зачастую исчислялся многими
десятилетиями. Сегодня мы наблюдаем не только масштабное
восстановление и строительство новых храмов, но и стремление воссоздать
при каждой православной церкви, при каждом монастыре хотя бы
небольшой, но соответствующий христианским канонам традиционный сад.
В общем историческом контексте это явление можно назвать
хозяйственным освоением природного ландшафта. Первые монастырские
сады возникли под защитой монастырских стен, в условиях относительной
безопасности. В этих садах непременно были цветники, участки, на которых
высаживали лекарственные и ароматические растения (аналог аптекарских
огородов в средневековой Европе), плодовые и декоративные деревья и
кустарники, не исключались и огородные культуры.
Так возникает рукотворный «вертоград заключенный» – сад,
защищенный стенами, подобно небесному Райскому саду, и трактовавшийся
как его земное воплощение.

Идейный смысл монастырского сада сохранялся в течение веков, хотя
внешне сады могли различаться в соответствии с природными
характеристиками местности, особенностями растительного ассортимента,
мастерством садовника, художественными традициями края.
За пределами монастырских стен велось рачительное освоение земель.
Монахи закладывали плодовые сады (особенно в южных районах), часто на
террасированных склонах, строили дороги, пруды и каналы, создавали
сенокосные угодья, грамотно вели лесное и рыбное хозяйство. В итоге
ландшафт приобретал новые черты, восхищал гармонией слагающих его
компонентов, а архитектурные сооружения, возведенные в точках,
наилучших для их восприятия, доминировали в этом окружении и завершали
собой его общую картину.
В XIV–XVI вв. происходит продвижение монастырей на север.
Многочисленные обители, скиты и монастыри закладываются в диких
неосвоенных местах, на островах, в глуши непроходимых лесов. Начало
этому движению было положено Преподобным Сергием Радонежским,
основателем Троице-Сергиевой лавры. Учениками и последователями
Преподобного Сергия были основаны десятки монастырей,
распространившихся до Холмогор, Соловецкого архипелага, Валаама,
благодаря чему эти земли получили название Северной Фиваиды. В тот же
период под влиянием идей исихазма – религиозного направления,
пришедшего из греческого Афона, – распространяется особый взгляд на
окружающий мир, согласно которому природа, созданная Богом, требует к
себе благоговейного отношения и не нуждается в усовершенствовании.
«Мир природы – это мир святости, уход из «человеческого мира» – это
прежде всего уход от греха в богоустановленный порядок не испорченной
грехом природы… Рай – это окружающая, не измененная греховным
человеком природа», – так писал в книге «Поэзия садов» один из
просвещеннейших наших современников академик Дмитрий Сергеевич
Лихачев. По мнению Д.С. Лихачева, развитие идеи монастырского сада

несколько приостанавливается в «период XIV–XV вв., когда под влиянием
идей исихазма получило распространение стремление к отшельничеству,
скитническому монашеству и стали распространяться монастыри вдали от
мирской суеты среди дикой природы». Таким образом, сами монастыри
переместились в природу, и для их строительства выбиралось очень
тщательно красивое место «среди нетронутых человеком, а следовательно,
особенно «разумных» лесов» (Д.С. Лихачев).
В XVII в. преобразователи монастырских территорий стремятся
наполнить ландшафт христианской символикой. Это нашло воплощение в
ансамбле Воскресенского Ново-Иерусалимского мужского монастыря,
резиденции Патриарха Никона. В излучине реки Истры, переименованной в
Иордан, был возведен монастырский ансамбль с построенным по подобию
Храма Гроба Господня Воскресенским собором, возвышающимся над
окружающими его стенами и доминирующим в ландшафте.
Русская природа являлась миру во всей красе, и среди нее, как акценты,
органично расположились символические образы евангельских святынь.
Скит Никона стоял посреди Гефсиманского сада в обрамлении
искусственного протока, названного Кедронским. Естественные холмы
получили название Сион, Елеон и Фавор. Были использованы и другие
названия из евангельских текстов.
Окружающий монастырь ландшафт претерпел значительные изменения:
была создана цепь прудов, среди пойменных лугов и речушек посажены
рощи, проложены дороги, построены мосты.
В итоге появился обширный рукотворный ландшафтный парк, в ансамбле
которого ярко выражены центр и подчиненные ему визуально
взаимосвязанные акценты, – появился за столетие до пейзажных садов,
пришедших в Россию с воцарением Екатерины II.
В объемно-пространственной организации русских городов и
монастырских ансамблей всегда преобладало стремление выбрать «место
красное» для каждого сооружения. Не подчиняясь правилам жесткой

прямолинейности, умело соотнести архитектурные сооружения с природным
и городским ландшафтом и в итоге создать выразительную картину. Вот
почему так неповторимо живописны наши старинные города и монастырские
ансамбли. И в ландшафтном ансамбле Ново-Иерусалимского монастыря эти
национальные черты воплотились со всей очевидностью.
К середине XIX в. монастыри в большинстве представляли собой хорошо
благоустроенные и озелененные комплексы. При этом существовала
преемственность в подходах к инженерному и аграрному освоению земель,
сформировались традиции садово-парковой и ландшафтной организации
территории. И здесь в качестве образца целостности духовной жизни в
гармонии с природой – и преобразованной человеком, и первозданной –
следует привести пример сада (историческое название – Макарьевская
пустынь (1822), позднее – Хутор Горка (1866)) вокруг Дачи архимандрита на
Соловках.
Формирование комплекса завершилось во второй половине XIX в. На
высоких точках рельефа определились три визуально и планировочно
связанные между собой доминанты: Дача архимандрита, Александровская
гора с часовней и Поклонный крест. Пространственную основу сада составил
луговой склон в обрамлении лесного массива. Вокруг дачи был устроен
цветочный сад с декоративными кустарниками, переходящий в луговой
склон, отделенный от садового массива посадкой сирени венгерской. Сад и
луг здесь воплощали в себе идею земного рая, защищенного стеной леса.
Этой же цели служили посадки яблонь и сосны кедровой у воскобелильного
завода (хозяйственный узел усадьбы). Из существовавших дорог особенно
важно отметить две, проложенные в лесу и дугообразно охватывающие с
обеих сторон территорию сада. Дороги шириной 1,5–2 метра были
обрамлены валунами (местами они сохранились) и имели небольшие
площадки для отдыха. Считалось, что это своего рода молитвенные тропы,
позволявшие уйти в девственный лес и благоговейно созерцать природу,
созданную Всевышним.


Количество показов :  997
Дата публикации: 09.03.2019
Автор: Людмила Фурсова, профессор кафедры садово-паркового строительства Московского государственного университета леса
Год выпуска: 2018
Возврат к списку
   
Нам Важно ваше мнение  ФОРУМ