Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Подписка на рассылку
Реклама

СУДЬБА СЕМЬИ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ФИЛОСОФА ОРНАТСКОГО

 
1 - 2 из 2
Начало | Пред. |  1  |  След. | Конец  | По стр. 
Отец Философ Орнатский принял мученическую кончину в 1918 году. Это было страшное время, прежний мир стремительно рушился, будто сошла на него безудержная лавина. Люди обезумели, вчерашние труженики бросили работу, вооружились и превратились в разбойников. Вседозволенность пьянила и отравляла. Начались беспорядки, погромы, репрессии.

Протоиерей Философ, Златоуст своего времени, выходил на улицу, вооружившись единственным оружием — Словом. Он проповедовал. Призывал одуматься… Еще недавно люди со всего города собирались, чтобы послушать его, многие и теперь слышали его и следовали за ним. Так он стал личным врагом новой власти.

Вечером 19 июля (по старому стилю) 1918 года в квартиру отца Философа пришли воо- руженные люди, устроили обыск, арестовали батюшку и старших сыновей — Николая, Бо- риса, а потом и Владимира. Николая и Бориса расстреляли вместе с отцом Философом, они и теперь вместе в сонме святых новомучеников и исповедников Российских. Владимира после допросов отпустили. Отца Философа не стало, но преследования продолжались. Как сложилась судьба семьи по- сле ареста и расстрела отца Философа и сыновей, нам рассказала внучка священномученика Фи- лософа, Татьяна Константиновна Орнатская. *** Жизнь была трудной. Семья стала семьей врагов народа. Дети — детьми врагов народа. Начались гонения. Старшие дети успели получить образование до революции. Младшие не могли никуда посту- пить, все вузы для них были закрыты. На рабо- ту устроиться тоже никто не мог, поскольку на всех было клеймо… Лидия Философовна (1892–1987) была замужем за морским радиоинженером, Конс- тантином Николаевичем Рюминым. Он ушел в Египет с Белой армией. В 1923 году появилась возможность, и Лидия Философовна уехала
к мужу. В Египте они прожили до 1947 года. Жизнь была тяжелой, средств никаких, все на- чинали сначала. У них было трое детей. В 1924 году родилась первая дочь, ее на- звали Надеждой, во имя надежды вернуться на Родину. Но ни Лидия Философовна, ни Конс- тантин Николаевич так и не смогли приехать в Россию. Константин Николаевич Рюмин знал не- сколько иностранных языков, но с детьми разго- варивал только по-русски и требовал, чтобы они не забывали свой родной язык. Поэтому они со- хранили речь начала XX века. В 1947–1948 году Надежда уехала в Канаду. Там ее приютили знакомые, она устроилась на работу и постепенно перевезла всех к себе. До 90-х годов мы ничего не знали о семье Лидии Философовны. Своим детям она запре- тила искать родственников, оставшихся в Со- ветском Союзе, чтобы не навредить им. В нача- ле семидесятых годов приезжал в Россию ее сын Николай со своей дочерью, но ничего узнавать они не стали. «О том, что Лидия жива, и у нас есть родственники в Ка- наде, мы узнали только в 1991 году, когда открылись грани- цы. С тех пор мы общаемся». В этом году Надежде Кон- стантиновне Рюминой испол- нилось девяносто лет. Мы с ней перезваниваемся, я была у нее в гостях. Николай и Борис Орнат- ские, старшие сыновья, были арестованы и расстреляны вместе с отцом Философом. В 2000 году причислены к лику святых новомучеников и ис- поведников Российских. Оба они были офицерами, воевали в Первую Мировую войну. Николай был женат. У него осталось две дочери: Елена, 1914 года рождения, и Ирина, 1917 года рождения. Их уже нет в живых. После расстрела Николая семья жила в Череповце. Се- рафима Ивановна через некоторое время снова вышла замуж. Борис окончил Константиновское военное училище, теперь там располагается Санкт-Пе- тербургский Ракетно-артиллерийский кадет- ский корпус. Храм, где он молился, восстанов- лен, там теперь молятся кадеты, обращаясь за помощью к своему небесному покровителю — новомученику Борису. Владимира Философовича в тот страшный для семьи день тоже арестовали, но не вместе с отцом и старшими братьями, а чуть позже. Его увезли в другой район и спустя некоторое время отпустили. Подробности его ареста неизвестны. Когда Владимир вернулся и узнал, что отца и брать- ев нет, ему стало плохо, и он потерял сознание. Рассказывали, что Владимир не приходил в себя несколько дней, пока не отслужили молебен и не принесли из Казанского собора икону Казан- ской Божией Матери. Только тогда он очнулся. Как и старшие братья, Владимир Филосо- фович участвовал в Первой Мировой войне, был контужен. Он был очень талантливым мате- матиком. Отучился восемь семестров в Санкт- Петербургском университете на физико-мате- матическом факультете. Но когда в 1914 году началась война, он оставил учебу в университе- те, окончил специальные краткосрочные Пав- ловские военные курсы и отправился на фронт. После революции Владимир работал снача- ла уборщиком в храме Спаса-на-Крови, пока его не закрыли, затем нашлась работа бухгалтера на кондитерской фабрике на Охте. Умер он в 1938 году от инсульта. Семьи у Владимира не было. У двоих детей отца Философа, Сергея и Елены, восприемником был святой праведный Иоанн Кронштадтский. Дети родились очень слабыми, поэтому попросили крестить отца Ио- анна, чтобы святой батюшка их вымолил. 6 мая 1914 года протоиерея Философа Ни- колаевича Орнатского наградили орденом кня- зя Владимира III степени, который давал дво- рянские привилегии. Сергей Философович был гардемарином, учился в Мор- ском училище, но не окончил его. 7 марта 1918 года училище закрыли, потому что оно было привилегированным учебным заведением, куда принимали только детей из дворянских се- мей. В революционной России такое училище не могло суще- ствовать. Продолжить образование Сергей Философович не смог, все вузы для него были закры- ты. Он работал в порту грузчи- ком, другой работы для гарде- марина не нашлось. Питание было плохое, ра- бота тяжелая. Сергей надо- рвался. Умер он совсем моло- дым в июле 1923 года от аппендицита. Елена Философовна тоже прожила мало, она умерла в 1920 году, по-моему, от дифтерита. Вера Философовна родилась в 1889 году. Она окончила педагогическое училище и пре- подавала в технической школе при Экспедиции заготовления государственных бумаг, на месте которой теперь находится Полярная академия. Рассказывали, что Вера Философовна да- вала уроки русского языка Алексею Ридигеру, будущему Патриарху, когда он поступал в Ду- ховную академию, но насколько эта история до- стоверна, я не знаю.



«Взрослые нам ничего не рассказы- вали, остались в памяти только случайно долетевшие фразы». Когда в 1914 году началась Первая Мировая война, все старшие сыновья отца Философа ушли на фронт, а доче- ри, Лидия и Вера, окончили специаль- ные курсы медицинских сестер. Лидия работала в действующей армии, Вера — в госпитале при Казанском соборе на углу Казанской улицы и Невского проспек- та. Потом к ней присоединилась сестра Мария. Их матушка, Елена Николаевна, приводила в госпиталь и младших детей, чтобы они тоже помогали, чем могли. У нас сохранилась фотография: си- дят больные, а рядом с ними дети. Вера Философовна была замужем за священником Михаилом Семеновичем Яворским. У них было четверо детей: Вера, Философ, Екатерина и Сергей. В 1924 году отца Михаила арестова- ли. После отбытия срока он был лишен права проживания в больших городах и стал служить в Малой Вишере. В 1937 году его сно- ва арестовали и отправили на Соловки, где он и умер. Как и другим детям отца Философа, Вере было трудно найти работу. Она стала медсе- строй в институте переливания крови. Когда началась война, Вера Философовна и ее дочь сдавали кровь, чтобы получать дополнительный паек и кормить внуков. В 1948 году, когда открылась Александро-Невская Лавра, Вера Философовна стала работать там свечницей. Мария Философовна была замужем за Пет- ром Балыковым, священником Казанского со- бора. У них было два сына — Николай и Юрий. Во время Великой Отечественной войны оба они ушли на фронт. Николай пропал без вести, Юрий вернулся, но умер от туберкулеза в конце 50-х или начале 60-х годов. Он был моим крест- ным. Отец Пётр Балыков умер молодым. Мария Философовна погибла от голода в блокадном Ленинграде. Александр Философович родился в 1905 году — смутное время. Александр старше моего папы на три года. И Александр, и Константин не смогли полу- чить достойного образования и занимали только самые незавидные должности. Александр Философович работал в Пуш- кинском Доме служащим, то ли истопником, то ли дворником. Умер он в блокаду, в 1941 году. Мой папа, Константин Философович, по- ступал в политехнический институт, у него тоже были хорошие математические способности, но его из-за социального статуса не взяли. Ему уда- лось поступить только в топографический тех- никум. Он весь Север и Северо-Запад объездил, проводил электричество. В техникуме он познакомился с моей мамой. В 1937 году они поженились. Во время войны папа работал в аэрофотосъ- емке, их эвакуировали в Кировскую область. В эвакуацию он уехал вместе с моим старшим бра- том Михаилом. А мама всю блокаду пробыла в Ленинграде. Она не смогла уехать в эвакуацию, поскольку была военнообязанной, как раз накануне войны она окончила школу медицинских сестер. Жили в квартире бабушки, Елены Никола- евны, на улице Плеханова, дом 15. К тому момен- ту от большой квартиры осталась одна комната. Бабушка умерла 31 октября 1941 года, на семьдесят седьмом году жизни. В Ленинграде был голод. На похороны Елены Николаевны собрались все, кто оставался в Ленинграде. Был еще жив Александр. В 1941 году морозы пришли рано, когда хоронили бабушку, было очень хо- лодно. Где похоронили Елену Николаевну Орнат- скую, неизвестно. По-моему, на Большеохтин- ском кладбище. Никаких сведений не осталось. Когда приехали на кладбище и совершали отпе- вание, вдруг начался налет, фашисты бомбили кладбище. Прибежал служитель, и они вместе с Александром взяли саночки с гробом и повез- ли хоронить, а все остальные не стали выходить из сторожки. Очень там было страшно. Вскоре Александр умер, а место, где похоронили матуш- ку, кроме него никто не видел. *** — Ваша семья долгие годы была под при- целом. Несмотря на гонения, несмотря на пристальное внимание властей удалось ли семье сохранить православную веру? — Ни о каком отречении я никогда не слы- шала. Верили, но не афишировали. — Сохранился ли архив и личные вещи отца Философа, или было опасно это хра- нить и пришлось все уничтожить? — Бабушка Елена Николаевна, пока была жива, все хранила, берегла. Для нее это было святыней. Потом за несколько лет блокады многое по- терялось. Но кое-что осталось. Есть семейные иконы: Философ и Елена, святые всех детей. Со- хранился крестик, медальоны со святыми, ико- ночки тех времен. Но личных вещей отца Фило- софа нет. — Чувствуется ли помощь, защита свя- тых? У вас два дяди и дедушка святые. Иоанн Кронштадтский, хоть и не по прямой линии, но тоже родственник, близкий друг и настав- ник дедушки. — У нас в роду еще по линии Белоликовых — тоже священнический род — есть прославлен- ные святые. Я не задумываюсь никогда об этом, навер- ное, помогают. У меня есть подруга, она и ее сыновья мо- лятся отцу Философу и получают помощь. Однажды мы поехали к ней на дачу. Полу- чилось так, что ей понадобились деньги. Мне уже надо было уезжать, поэтому я оставила ей, сколько могла. Подруга сказала, что лишнего не надо, и часть вернула. Потом оказалось, что нуж- но налог заплатить, еще что-то, и оставленной суммы ей не хватает Она помолилась отцу Философу, чтобы он помог из этой ситуации как-то выкрутиться. Пошла она собирать гри- бы, лисички. И набрала такое огромное количество, какого не только не соби- рала, но и не видела никогда. Пошла их сдавать и выручила именно столько де- нег, сколько ей не хватало. Человек, который принимал грибы, был изумлен: «Где вы столько набрали? Мне приносят, сдают горсточками, а вы такое количество принесли, невероят- но!» Вот такая история. — Когда Вы бываете в храме, ко- торый построил ваш дедушка, есть ощущение, что он рядом? Мне очень понравилась служба в день памяти священномученика Фи- лософа в храме Андрея Критского. Я представляла, что здесь был отец Фи- лософ, предстоял перед Престолом, мо- лился, как звучал его голос. Так же все было при нем. Особое чувство я испытала, когда в первый раз присутствовала на службе в Казанском со- боре. Он тогда только открылся, большую часть еще занимал музей, но службы уже начинали со- вершать. Иконостаса не было, не было преграды, все открыто взору. А каменный пол и ступени, ведущие на солею, старые… Я представила, как дедушка ходил по этим камням, заходил в ал- тарь. И мне было страшно смотреть… — Храм Андрея Критского, судя по фото- графиям, восстановлен почти в первоздан- ном виде. Вы его увидели таким или до ре- ставрации? — Однажды по радио выступал протоиерей Геннадий Беловолов вместе с Софьей Вениами- новной Смирновой, которая была тогда дирек- тором музея Гознака. Речь зашла о фотографии священника. «Я, к сожалению, не знаю, кто это», — сказа- ла Софья Вениаминовна. «О, так ведь это отец Философ!» — узнал его отец Геннадий. Они стали говорить об отце Философе, ин- тересовались, остались ли родственники. Эта пе- редача транслировалась днем, ее услышали пле- мянница и мой сын, как школьники они были дома. Рассказали нам. Брат позвонил Софье Ве- ниаминовне, наладилась связь. Мы бывали в му- зее Гознака. Приходили в храм Андрея Критско- го. Тогда он был в ужасном состоянии, сплошное разорение. Брат случайно наткнулся на камень. А отец Геннадий посмотрел и говорит: «Так это ведь за- кладной камень…» Вот такое интересное совпадение. Софья Вениаминовна дала мне послужной список отца Философа и отвела в архив посмо- треть сами документы, увидеть руку дедушки. Это было невероятно! Так постепенно я начала собирать документы о священномученике Фи- лософе, его труды, сведения о наших родствен- никах. *** Священномученик Философ Орнатский был настолько многогранной, уникальной лич- ностью, что рассказать о нем в рамках одной или двух статей невозможно. Даже краткое изложе- ние фактов его жизни производит сильнейшее впечатление: как один человек мог столько сде- лать и, несмотря на невероятный ритм жизни, сохранить себя в целости и достичь святости. Беседовала Мария Мельникова
1 - 2 из 2
Начало | Пред. |  1  |  След. | Конец  | По стр. 
Из газеты:
  • Газета Вестник Александро-Невской Лавры №7-8 2018 г.


  • Тема:
  • Страницы Истории

  •    
    Нам Важно ваше мнение  ФОРУМ