Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Подписка на рассылку
Реклама

Память праведного с похвалами…

 
Дата публикации: 06.10.2019
Автор: Татьяна Ганф
Год выпуска: 2018
Из газеты: Газета Вестник Александро-Невской Лавры №11-12 2018 г.
Тема статьи: Страницы Истории
1 - 1 из 2
Начало | Пред. |  1  2  |  След. |  Конец  | Все 
На Никольском кладбище, южнее пруда, возвышается беломраморный крест, как и обелиск, увитый мраморными гирляндами. Когда-то утопавший в обширном цвет- нике, сейчас он почернел, окружен зияющими прова- лами в подиуме. А ведь здесь похоронен представитель священнической династии петербургской епархии.

Пётр Алексеевич Соловьёв (1825 – 1898) протоиерей, настоятель Покровской Коломенской церкви, казалось бы, должен войти на страницы истории не только епархии, но и Православной Церкви. По родословной росписи, составленной А.А. Бовкало, он и его брат Иоанн Алексеевич Соловьёв – пятое поколение священнослужителей, в основном служивших «в глубинке», в том числе в Лужском уезде Санкт-Петербургской епархии.

Пётр Алексеевич, скончавшийся на 74 году жизни, ровно 120 лет тому назад, похоронен вместе с дочерьми: женой священника Марией Любимовой и Надеждой (Юницкой). Рядом покоится и его супруга Елена Яковлевна.

 Семь лет (по окончании Петербургской семинарии в 1847 году) в составе Духовной миссии он трудился в Святой Земле, вместе с иеромонахом Феофаном (Говоровым), в будущем - Феофаном Затворником. Помимо скитаний по дальним весям, жарким пустыням и скальным монастырям, по возвращении в Петербург архимандрит Порфирий и его ученик Пётр Соловьёв более года напряженно трудились в стенах Александро-Невской Лавры, готовя публикации наработанного материала.

В отчетах Духовной миссии подробно изложены работы, выполненные «студентом» или «послушником» Петром Соловьёвым. Он усердно изучал арабский язык, сопровождая теорию практикой переводов коптских богослужебных книг, усваивал и новогреческий язык. Им были сделаны переводы из англиканского молитвослова. Изучал и французский язык для свободного общения с европейскими паломниками. При посещении горы Ефрем (местное название Офт, или Тайбе), архимандрит Порфирий из бесед с местными православными палестинцами узнал о явлении в этом месте про- рока Илии вдове и ее сыну. Показывали жители и руины старинного монастыря во имя Илии. Пётр Соловьёв сделал пространную выписку о воскрешении пророком умершего сына вдовы из старинной книги на местном наречии, принесенной жителями, которую перевел и литературно изложил на русском языке, сделав зарисовки холма и руин монастыря.

 Ценным оказался его художественный дар: зарисовки с натуры, копии икон египетских и сирийских православных церквей, чертежей и планов монастырей, развалин и фундаментов. Особенно - во время путешествий-паломничеств, совершенных как для отыскания интересных рукописей, так и для сбора устных преданий и расследования достоверности библейской географии Святой Земли. Ценными были зарисовки Соловьёвым иероглифических надписей в древних рукописях. Дар ваяния, открывшийся у
Петра, был употреблен для изготовления копий зданий, гробниц, рельефов. Фотоаппарата у Миссии еще не было, но все хо-телось запечатлеть.

Целый месяц был потрачен на писание Петром иконы Рождества Христова, копии Вифлеемской, для вновь сооружаемой в Санкт-Петербурге церкви на Козьем Болоте. (Церковь Воскресения Христова, называвшаяся в народе Мало-Коломенской Михаила Архангела, архитектор Н.Е. Ефимов).

В 1851 году для этой же Мало-коломенской церкви, где уже служил Николай Крылов, соученик Петра Соловьёва по семинарии и сотрудник по Миссии, он сделал план фасада и иконостасов Вифлеемской церкви и Воскресенского Иерусалимского храма.

Впоследствии в нижнем, подземном приделе Мало-Коломенской церкви по проекту архитектора С.В. Садовникова был создан придел Рождества Христова, повторявший Вифлеемский Вертеп. Николай Петрович Крылов некоторое время был в числе сотрудников архимандрита Порфирия в Святой Земле. По болезни он прервал свои археологические занятия, вернувшись в Петербург, где 3 ноября 1872 года стал священником приходской церкви на Козьем Болоте, приход которой состоял из 4 тысяч человек, проживавших в 105 ближайших домах.

Отъезд из Архангельского монастыря Палестины 7 мая 1854 года, где уже заканчивалась отделка комнат для Миссии, был стремительным из-за начавшейся и все более разгоравшейся войны между Россией и Турцией. Архив Миссии был опечатан и вывезен только благодаря участию великого князя Константина Николаевича, предоставившего архимандриту Порфирию российский пароход. Кстати, этот домик Миссии впоследствии назывался «Порфирьевским» и использовался для приема русских паломников.

 «Состоящие при нашей миссии иерусалимской студенты Пётр Соловьёв и Николай Крылов при отличном поведении и образе жизни… с отменным усердием исполняли возложенные на них обязанности и любезно обращались с иностранцами» – так оценил архимандрит Порфирий многолетние труды молодых людей в Святой Земле, и они получили благословение Святейшего Синода. В последние годы своей жизни, уже в сане епископа, Порфирий, встретив своего бывшего студента Петра, ставшего маститым священником, настоятелем Покровского храма в Коломне, вспомнил его усердие, его чистоту сердечную и радение о цели совместного труда. Встреча была радостной но, увы, последней.

В «Книге Бытия моего» 4 (том 8, стр. 506) престарелый епископ Порфирий так описал эту встречу: «7.06.1884 г. Пожаловал ко мне приехавший в Москву из Питера протоиерей Покровской церкви Пётр Алексеевич Соловьёв, который в 1847 году кончил учение в Петербургской семинарии, и тогда же был отправлен со мною в Иерусалим. Он уже сед и с нечетным числом зубов, но зато с наперсным крестом. Весьма приятно мне было видеть этого сослуживца своего при Святом Гробе Господнем и любимца, который хорошо рисовал мне все… а вел себя как праведник… 
Его искренняя, благоухающая расположенность ко мне тронула меня до глубины души». Эта «благоухающая» и искренняя расположенность и любовь к окружающим составляла профессиональный секрет любимого при жизни и забытого по смерти протоиерея Петра.

Под покровом равноапостольной Марии Магдалины 

Рекомендация архимандрита Порфирия спо- собствовала назначению Петра Соловьёва в 1855 году диаконом в церковь святой равноапостоль- ной Марии Магдалины на Малой Охте. Пётр Алексеевич получил место, взяв в жены дочь скончавшегося 16 мая 1855 диакона Я. Ф. Тро- ицкого, дав письменное обязательство содержать жену и ее мать – вдову Надежду Семёновну Тро- ицкую, до ее смерти, случившейся через 17 лет. Он был 7 июня 1855 года рукоположен во свя- щенники в той же церкви. Видно, Петру Алексеевичу было на роду напи- сано испытать больше, чем рядовому священни- ку выпадает в жизни. Церковь, расположенная на правом берегу величавой, но опасной Невы, была свидетелем многих трагедий. Священник Пётр, увидев 28 октября 1857 года тонущий пароход «Синав» и находившихся в опасности людей, ор- ганизовал их спасение и принял в нем участие, за что был награжден медалью. Кладбищенский храм святой Марии Магдали- ны на Малой Охте ныне исчез, как и кладбище. Именно в этом месте селились плотники, ико- нописцы, древоделы, привезшие с родины в но- востроящийся Петербург свои святыни, древние иконы. Особым почитанием пользовался образ святого Иосифа, покровителя древоделов. На- против церкви, на другой стороне Малоохтин- ского проспекта, стояла старинная Тихвинская часовня (1782 г.), другая отмечала место холер- ного кладбища, хранившего память об эпидемии 1831 года. Третья часовня – Никольская, по про- екту архитектора О.Л. Игнатовича, тоже похоро- ненного на Никольском кладбище у часовни бла- женного Татомира, была построена в 1903 году. У перевоза через Неву стоял каменный столб с иконой святого благоверного Великого кня- зя Александра Невского. Сюда шел многолюд- ный крестный ход в день Всемилостивого Спаса (Первый Спас), для освящения воды и перевоза. Все это исчезло, не оставив следа, кроме исполь- зованных для других целей обломков могильных плит и строительного мусора, образовавшегося при уничтожении храма, для подсыпки дорог. Можно предположить, что однажды спасший- ся от неминуемой опасности в Вифлееме через придел святого великомученика Георгия в Свя- той Земле, отец Пётр особо почитал этого свято- го и Георгиевский придел в храме святой Марии. Да и сама святая Мария для него означала мно- го больше, чем для его прихожан, не бывавших в Святой Земле. Очевидно, его воспоминания и рассказы, беседы с прихожанами легли в осно- ву его интересных, доходчивых научных статей, помещенных в христианских миссионерской на- правленности журналах, которых в ту пору было немало. Покров Божией Матери Неизвестно, что послужило поводом для пере- вода отца Петра 22 марта 1865 года в старинный Покровский храм в Коломне, заложенный еще в 1798 году, но достроенный и освященный толь- ко в канун Покрова в 1812 году. Его деятельная
1 - 1 из 2
Начало | Пред. |  1  2  |  След. |  Конец  | Все 

Количество показов :  64
Дата публикации: 06.10.2019
Автор: Татьяна Ганф
Год выпуска: 2018
Из газеты: Газета Вестник Александро-Невской Лавры №11-12 2018 г.
Тема статьи: Страницы Истории
Возврат к списку