СТАРЕЦ ВАРНАВА ГЕФСИМАНСКИЙ – НЕБЕСНЫЙ ПОКРОВИТЕЛЬ ИВАНА ШМЕЛЁВА И ПЕРСОНАЖ ЕГО КНИГ

 
Автор: Алексей Любомудров
Год выпуска: 2015
Из газеты: Газета №7-8 2015 Вестник Александро-Невской Лавры
Тема статьи: Страницы Истории
1 - 1 из 2
Начало | Пред. |  1  2  |  След. |  Конец  | Все 
Преподобный Варнава (Меркулов; 1831 – 1906, день памяти 17 февраля / 2 марта) – иеромонах Гефсиманского скита Троице-Сергиевой Лавры, подвижник, стоящий в одном ряду со знаменитыми старцами Оптиной пустыни и других обителей России. Современники отмечали особенное духовное родство отца Варнавы со святым Серафимом Саровским.

Старческое служение было возложено на него как послушание ещё в тридцатилетнем возрасте. Обладавший даром прозорливости и благодатной молитвы, он обрёл любовь и почитание верующих, называвших его «старцем-утешителем» («Варнава» в переводе означает «сын утешения»). За советом и благословением к нему стекалось множество людей со всех концов России, иногда ему приходилось принимать в день до пятисот человек. «Духом кротости врачуя душевные недуги, старец незаметно для человека приводил его к осознанию своей греховности, возрождал к новой жизни, развивал в нём стремление к духовному усовершенствованию по Евангельским заповедям… Искренность и теплота отеческого слова старца способствовали восприятию его добрых советов».

В 1995 г. он причислен к лику святых.

В жизнеописании старца и воспоминаниях о нём обращают на себя внимание особенности духовного служения отца Варнавы. Он подвизался в эпоху упадка живой веры, особенно заметного в образованных кругах российского общества. По воспоминаниям епископа Дмитровского Трифона (Туркестанова), старец был особенно «велик, когда ему прихо- дилось иметь дело с слабыми в вере и малодушными людьми», ему было дано «слово предвидения и пророчества, которое своею силой способным делается оживить духовного мертвеца». Другая особенность советов и указаний, весьма важная в связи с судьбой Ивана Шмелёва, была обусловлена тем, что многим из приходивших к нему людей предстояло перенести тяжелейшие испытания, обрушившиеся на Россию в XX столетии и оказавшиеся особенно жестокими прежде всего для верующих. Поэтому нередко в тех, кто приходил к старцу, прося об избавлении от трудностей и скорбей, он, напротив, укреплял волю к несению житейского креста, духовно готовил их к предстоящему жизненному подвигу. Ещё в 1905 г. отец Варнава предрёк государю Николаю Александровичу насильственную кончину и благословил на принятие мученического венца. И.Н. Четверухину (будущему почитаемому пастырю и новомученику, сожжённому живьём в 1932 году), пришедшему за благословением на учебу в духовной академии, старец предсказал исповедничество и напутствовал его словами: «Высоко стоять будешь, только не возгордись». Можно предполагать, что символическим выражением этих напутствий были резные кипарисовые крестики, которые старец многим раздавал в качестве благословения.

Обладая даром прозорливости (старец отвечал на письма, не распечатывая их), отец Варнава часто сразу провидел и прошлую, и будущую судьбу человека, определяя его духовные нужды. В современном жизнеописании говорится, что многие миряне, видевшие его всего один раз, «пережили старца на многие годы, и им ещё предстояло пострадать, и в эти последующие годы страданий даже одно воспоминание о посещении старца послужило им благодатным укреплением в несении своего жизненного креста». К числу таких лиц относится и Иван Сергеевич Шмелёв, вся жизнь которого, начиная с раннего детства и до кончины в день именин отца Варнавы, протекала как бы под незримым покровительством праведника.

Обе встречи И.С. Шмелёва со старцем (в детстве и юности), его облик запечатлены писателем в очерке «У старца Варнавы» и повести «Бого- молье». «Богомолье» – одна из лучших книг Ивана Сергеевича, стоящая в ряду с самым совершенным в художественном отношении произведением – «Летом Господним». Но, в отличие от «Лета Господня», где композиционное построение определял круг церковных праздников, в «Богомолье» присутствует отчётливый сюжет: подготовка к паломничеству, путь в обитель, встречи и события не этом пути, посещение Лавры и благословение у старца. Духовной и композиционной доминантой книги является монастырь. В символическом плане монастырь видится сакральным центром, опорой России, средоточием её духовных устремлений.
Монастырь предстаёт как остров более высокой, освящённой, божественной, преображённой реальности, как явление в земном времени Царства будущего века.

В «Богомолье» развёрнута картина паломничества в монастырь, к «преподобному» (Сергию) и «батюшке» (Варнаве), множества людей из самых разных слоёв. Здесь предстаёт как бы вся верующая Россия: кто-то идёт за исцелением физических недугов, кто-то – за указанием жизненного пути, и общая цель паломников – излечить, укрепить душу, «подышать святостью». Эта внутренняя ориентация персонажей очень важна: в ней нет поверхностного любопытства, у всех – ясное и определённое сознание цели – очиститься от греха.

 Шмелёв рисует паломнический тип личности, отличающийся как от светского путешественника, «туриста» (сформировавшегося уже в ХХ веке) так и от «странника». И в этом явное новаторство книги Шмелёва. Русская классика активно разрабатывала иные душевно-культурные типы: лишнего человека, маленького человека, нового человека, «скитальца» (определение Достоевского), различных типов из народа (Тургенев, Некрасов, Лесков и др.), среди которых встречались прекрасные по своим душевным качествам характеры, в том числе и «странники», но не было «паломников». От всех других паломника отличает движущая им цель – прикоснуться к святости. Устремлённость эта глубока, захватывает все стороны личности, предстаёт, как важнейшее дело жизни.

 Персонажи-паломники Шмелёва внимательны к тому, что происхо- дит с их душой и оценивают как свой внутренний мир, так и поступки окружающих в категориях православной антропологии, важнейшие из которых – грех, покаяние, святость. Шмелёв с огромной силой художественной выразительности воссоздаёт давнее, бывшее, показывает жизнь именно детской души. В восприятии ребёнка весь окружающий мир предстаёт просветлённым, где «ничего не страшно» и «всем хорошо». В духовной реальности, воссозданной Шмелёвым, нет ужасов и злобы «мира сего», нет бесовских напастей и тяжких падений. Герою, по-детски «сокрушающемуся» о грехах, неведома жестокая «духовная брань», преодоление страшных соблазнов, наполняющих окружающий мир. Главное, что открывает Шмелёв в душе ребёнка, – чувство присутствия Бога, доверчивая любовь к Нему и надежда на Него во всём. Перевоплощаясь в маленького Ванюшу, Шмелёв предельно точен в передаче детских впечатлений, размышлений. Уменьшительные суффиксы дают трогательный эффект детского светлого мира. В памяти мальчика остаются весёлый перезвон колоколов, вкусный квасок, роспись «с медведем». Смысл монашеской жизни ещё не доступен для понимания ребёнка, но сердцем он чувствует реальное присутствие благодати: во время паломничества, пребывания в обители он испытывает ощущение праздника, небесной радости. Большой ошибкой было бы расценивать «Богомолье» как идеализацию. Шмелёв не прячет и не скрывает греховную, тёмную сторону действительности: в повести есть и пьяницы-«охальники», глумящиеся над верой, и мошенники-псевдонищие, и упивающиеся вином певчие, а Горкин и другие богомольцы, видимо, неспроста постоянно остерегаются воров и лихих людей, хотя и не встречают их. Не надо лишь забывать, что всё это пропущено через детское восприятие, ребёнку подобные злодеи кажутся страшными, непонятными, но в нём нет взрослого озлобления и жестокого желания истребить нечестивцев. В книге «Богомолье» Шмелёв впервые в своём творчестве воссоздаёт образ православного инока-подвижника. В повествовании преподобный Варнава Гефсиманский является второй ключевой фигурой после преподобного Сергия Радонежского: помолившись у мощей Преподобного, богомольцы направляются к старцу. Всё действие есть постепенная подготовка к встрече со старцем, которая происходит в последней главе – «Благословение». Образ отца Варнавы рождается в сознании героя сначала из разговоров окружающих, уверенных, что через старца открывается Божья воля о человеке. Все путники стремятся услышать из его уст душеполезный совет, и почти все получают его. Кульминация книги – благословение у старца Варнавы, воссозданное Шмелёвым с признательной любовью. Он показывает служение


1 - 1 из 2
Начало | Пред. |  1  2  |  След. |  Конец  | Все 

Количество показов :  1974
Автор: Алексей Любомудров
Год выпуска: 2015
Из газеты: Газета №7-8 2015 Вестник Александро-Невской Лавры
Тема статьи: Страницы Истории
Возврат к списку