Православный Маршал Шапошников

 
Автор: Михаил Аникин
Год выпуска: 2015
Из газеты: Газета №3-4 2015 Вестник Александро-Невской Лавры
Тема статьи: Страницы Истории
 
Однако его заслуги были намеренно забыты. Почему так произошло? Ответ на этот вопрос прост. Ни Сталин, ни его ближайшее партийное окружение не хотели, чтобы маршал «из бывших» получил это наивысшее воинское звание. Он, с точки зрения коммунистической власти, никак не должен был заслонить собой штатского «вождя всех времён и народов», вышедшего из низов старого общества. Ведь признать заслуги маршала – значило признать в его лице всю дореволюционную русскую военную школу, учеником и последователем которой маршал был на практике и в своих теоретических трудах. Судьба Б.М. Шапошникова являет собой яркий пример жертвенного служения России, её армии и флоту. Когда мы внимательно приступим к изучению основных баталий Великой Отечественной войны, то неминуемо обнаружим, что маршал Шапошников явно или скрыто присутствует среди разработчиков всех крупнейших операций. Именно он разработал во всех деталях план Московской битвы, именно он отказался подписывать чудовищный приказ Сталина об уничтожении кораблей Балтийского флота, именно он подготовил таких блестящих штабистов, своих учеников, как Василевский и Антонов. Будучи начальником Генерального штаба в наиболее тяжёлый период – с июля 1941 по май 1942 года – он сделал всё, чтобы фашистам не удалось осуществить блицкриг. Смоленское сражение, наши контрудары 1941 года под Ростовом и Тихвином, оборона Ленинграда, оборона Крыма, сама Московская битва – за всем этим стоят бессонные ночи маршала Шапошникова, его глубоко профессиональные выводы и рекомендации, его бесценные советы Сталину, который не мог не прислушиваться к нему, как к своему главному советнику по военным вопросам. Знаменательно то, что членом Ставки Верховного главнокомандования Шапошников стал 10 июля 1941 года и оставался в этом статусе до 17 февраля 1945 года, – то есть почти до конца войны. До последнего дня своей жизни маршал продолжал давать рекомендации своим талантливым ученикам Антонову и Василевскому, а также, разумеется, и самому Сталину. Трагедия маршала состояла в том, что к его бесценным советам Сталин прислушивался далеко не всегда. Не будучи специалистом в области военного дела, вождь порой поддавался на авантюристические предложения других своих советников, и тогда происходили настоящие катастрофы. Одной из таких катастроф можно считать советско-финляндскую кампанию 1939 -1940 годов, когда взвешенный план Шапошникова был отвергнут, а утверждён авантюристический план Мерецкова. Расплачиваться за эту ошибку пришлось большим количеством лишних жертв. Ещё большей катастрофой следует считать первые дни и недели Великой Отечественной войны, когда по вине кремлёвского руководства война оказалась «внезапной», и только на аэродромах были уничтожены тысячи самолетов, а многие танки оказались без горючего. Следует отметить, что ещё за год до войны маршал Шапошников верно указывал направление главного удара войск вероятного противника, но в Кремле посчитали его выводы ошибочными. План Шапошникова был заменён планом Тимошенко и Жукова, а сам он был снят с должности начальника Генерального штаба. По существу Сталин не простил ему веры в Христа, судьба маршала висела на волоске. Но начавшаяся война вновь заставила красного богоборца обратиться к услугам профессионала. В июле 1941 года по решению Сталина, Шапошников вновь назначен начальником Генерального штаба вместо Жукова. Сталин по советам маршала в своих речах обращается к русской патриотической тематике и даже православной риторике. Хочется подчеркнуть, что маршал служил не Иосифу Сталину, он всегда и во всём служил России. В годы Первой Мировой – царской России, после призыва в Красную армию – Советской России. Одним из сложнейших является вопрос – признавал ли Б.М. Шапошников идеологию марксизма-ленинизма? Ответ можно найти в его воспоминаниях о службе в царской армии. Из них следует, что ни о каком марксизме этот блестящий офицер Генерального штаба, герой Первой Мировой войны, до 1917 года даже не слышал. Однако действительность заставила его познакомиться с ленинизмом в годы гражданской войны. Здесь хочется привести рапорт, определивший судьбу Шапошникова в советский период истории. Вот что писал Борис Михайлович 23 апреля 1918 года, обращаясь к поступившему в Красную армию генералу Н. В. Пневскому: «Господин генерал! Прочитав в газетах об учреждении военного округа и о Вашем назначении начальником штаба Приволжского военного округа, я решил обратиться к Вам с этим письмом. Как бывший полковник Генерального штаба, я живо интересуюсь вопросом о создании новой армии, и как специалист, желал бы принести посильную помощь в этом серьёзном деле. Сожалея, что предыдущая моя служба не дала мне возможности лично быть Вам известным, я позволю себе привести некоторые данные о ней. Произведённый в 1903 году в офицеры из Московского военного училища, я в 1910 году окончил академию, а затем, откомандовав два года ротой, начал в 1912 году службу Генерального штаба в должности адъютанта штаба 14-й кавалерийской дивизии. Пробыв шесть месяцев войны в этой же должности, я последовательно занимал должности помощника старшего адъютанта штаба 12-й армии, и. д. штаб-офицера для поручений при управлении генерал-квартирмейстера штаба Северо- Западного фронта и с ноября 1915 года получил сначала штаб отдельной казачьей бригады, а затем и штаб 2-й Туркестанской казачьей дивизии. Пробыв в этой должности около двух лет, я в конце сентября 1917 года был назначен командиром 16-го гренадерского Мингрельского полка, а в начале декабря того же года был выбран на должность начальника Кавказской гренадерской дивизии, на какой находился до 16 января 1918 года, а затем по болезненному состоянию был эвакуирован и с 16 марта с. г. по демобилизации уволен в бессрочный отпуск. Будучи уроженцем Урала, я бы хотел начать свою службу в этом районе, а потому позволю себе просить Вас о ходатайстве в назначении меня на службу в Приволжский военный округ. Как бывший офицер Генерального штаба, я бы желал получить должность Генерального штаба во вверенном Вам штабе или же в штабе войсковых соединений округа по Вашему усмотрению. Как начавший уже и строевой ценз по командованию полком, я мог бы занять и строевую должность, но должность Генерального штаба была бы для меня предпочтительней. Если с Вашей стороны последует согласие, то прошение с приложением копии послужного списка и копии боевой аттестации и постановления совета дивизии о моей эвакуации мною будет немедленно представлено по указанному Вами адресу. Глубоко сожалея, что неизвестен Вам лично, и хорошо понимая, что в таком серьёзном деле, как формирование новой армии, требуются помощники, известные своей службой, я, однако, рискую просить Вас о предоставлении мне должности, имея в виду, что сведения о моей предыдущей службе могут Вам дать необходимые обо мне данные. Прошу не отказать в распоряжении уведомить меня о результатах по адресу: г. Казань, Черно- озерская улица, номера Бакарцева. Уважающий Вас Борис Шапошников». Рапорт был удовлетворён, так Шапошников стал одним из тех военспецов, с помощью которых большевики одержали победу над белыми войсками. Не исключено, что в дальнейшем, особенно в 1930–е года, маршал не раз сожалел о своем выборе весны 1918 года, но исправить ничего уже было нельзя. У него всё же оставалось любимое дело: создание профессиональной и непобедимой Красной армии, с которой он связал свою судьбу до конца земной жизни. Ближайшее окружение маршала Шапошникова в основном состояло из представителей «старого мира». Так, по свидетельству маршала Василевского, среди гостей дома Шапошниковых в Москве он видел красного графа – писателя Алексея Толстого, дирижёра Н. С. Голованова, знаменитую певицу А.В. Нежданову. Сама супруга маршала Мария Александровна тоже была певицей Большого театра в Москве. Есть ряд убедительных свидетельств православной веры маршала Шапошникова. Но мы не будем приводить их здесь, поскольку и так очевидно, что полковник царской армии просто по своему положению не мог быть человеком неверующим. Это было невозможно по самой природе вещей. Верующим был и сын маршала генерал-лейтенант Советской армии Игорь Борисович Шапошников, изобретший СОИ задолго до американцев, но не сумевший преодолеть бюрократические рогатки в условиях советской действительности. В 1945 году маршал Шапошников тяжело заболел. Сталин запретил делать ему операцию. Из каких соображений? Мы не найдём точного ответа на этот вопрос. Можно только предположить: двух генералиссимусов не должно было быть. Мавр сделал свое дело, он должен был уйти. Борис Михайлович Шапошников умер 26 марта 1945 года. Насколько известно, он хотел, чтобы его не только отпели, но и похоронили по православному обряду. Однако последовало решение правительства о кремации и захоронении в Кремлёвской стене. Последняя новость, которую православный маршал услышал по радио, было сообщение о взятии нашими войсками Будапешта. 


Количество показов :  707
Автор: Михаил Аникин
Год выпуска: 2015
Из газеты: Газета №3-4 2015 Вестник Александро-Невской Лавры
Тема статьи: Страницы Истории
Возврат к списку